РАЗМЕР ГРУППЫ

Диады

Диада, или группа, состоящая из двух человек (например, влюбленных или двух лучших друзей), отличается некоторыми уникальными чертами. Она является очень хрупкой и разрушается, если один из членов выбывает из группы. Члены диады должны поддерживать устойчивые отношения между собой, иначе их сообщество перестанет существовать. Члены более крупных групп знают, что группасохранится в случае их выхода, исключения из группы или смерти. Будучи хрупкой по своей природе, диада требует более тесного, упорядоченного и позитивного взаимодействия между ее членами, чем группа любого другого типа. В то же время в ней создаются условия для более глубокого эмоционального удовлетворения, чем в любой другой группе.

Триады

Когда к группе из двух человек присоединяется третий, образуется триада, в которой обычно складываются сложные отношения. Рано или поздно произойдет сближение между двумя членами группы и исключение из нее третьего. "Два человека составляют компанию, трое образуют толпу": именно так недвусмысленно дают понять третьему члену группы, что он лишний. Согласно точке зрения немецкого социолога XIX в. Георга Зиммеля, который оказал большое влияние на исследование групп, третий член группы может играть одну из следующих ролей: безучастного посредника, оппортуниста, который использует других в своих интересах, и тактика, следующего принципу "разделяй и властвуй".

Например, первый ребенок в семье может укрепить узы, связывающие родителей, став объектом их общей любви. Вместе с тем появление ребенка может способствовать разобщению родителей и стать причиной ревности и конфликта между ними. Если родители не ладят друг с другом, ребенок может стать на сторону одного из них.

Более крупные группы

Увеличение размера группы влияет на поведение ее членов во многих отношениях. Получены данные, что более крупные группы (состоящие из пяти или шести человек) более /157/ продуктивны, чем диады и триады. Члены более крупных групп обычно вносят больше ценных предложений, чем представители меньших групп. В более крупной группе, вероятно, меньше согласия, но также меньше и напряженность. Эти различия, возможно, связаны с тем, что для крупных групп решение организационных проблем более необходимо. Члены такой группы, вероятно, понимают, что их поведение должно быть подчинено определенной цели, поскольку они вынуждены прилагать усилия, чтобы координировать свои действия. Кроме того, крупные группы оказывают большее давление на своих членов, усиливая их конформизм. В таких группах наблюдается неравенство между членами; каждый испытывает больше трудностей, стремясь наравне с другими участвовать в обсуждении проблем и влиять на принятие решений. Не удивительно, что члены более крупных групп меньше удовлетворены своей ролью в совместных дискуссиях, чем члены малых групп (Томас, Финк, 1965).



Существуют данные, что группы с четным числом членов отличаются от групп с нечетным составом. В первых в большей мере проявляются разногласия, чем в последних, поэтому группы с четным числом членов менее устойчивы. Они могут распадаться на фракции с равным числом членов. Это невозможно в группах с нечетным числом членов: в них одна из сторон всегда имеет численное преимущество.

Согласно точке зрения некоторых исследователей, число пять имеет особое значение. Группы из пяти человек обычно не сталкиваются с проблемами, которые мы только что отметили. В то же время их члены не страдают от непрочности и напряженности, свойственных диадам и триадам. В группах из пяти человек каждый глубоко удовлетворен своей ролью, в случае разногласий такие группы, как правило, не распадаются. Кроме того, в этих группах диссиденты получают поддержку со стороны некоторых ее членов, им не угрожает полный разрыв со всей группой. Если же в группу входит более пяти человек, некоторые из ее членов могут почувствовать себя в изоляции (Хэй, 1962).

Члены больших групп часто страдают из-за низкого морального духа, господствующего в группе, и высокого уровня абсентеизма (неучастия). Могут быть ослаблены связи отдельных членов со всей группой, порой они проявляют нежелание сотрудничать в группе и тем более не стремятся к достижению групповой гармонии. Как следствие нарастающего разрыва между лидерами и рядовыми членами группы, в ней могут утвердиться жесткие, обезличенные формы контроля, когда приказы, насаждаемые сверху, заменяют задушевную личную беседу. Наконец, в группе могут возникать фракции и вражда (Стэвидж, Барнетт, 1977). /158/


7696000882462824.html
7696032924434971.html
    PR.RU™